Просак

19/11/2010 в Роясь в архивах "За Рулем" 1 711 11

Известно, что вес любого тела меняться может, а масса – нет (релятивистские -штучки пока отбросим). Например, брошенная с высотки дамская трехкилограммовая гантель в полете будет весить не больше гусиного перышка, зато в момент приземления станет весом как хорошая наковальня. Если представить, что она грохнулась бы на бытовые весы, то в момент падения они бы показали, пожалуй, килограммов сто. Но скорее всего – рассыпались бы от удара.

Известно, что вес любого тела меняться может, а масса – нет (релятивистские -штучки пока отбросим). Например, брошенная с высотки дамская трехкилограммовая гантель в полете будет весить не больше гусиного перышка, зато в момент приземления станет весом как хорошая наковальня. Если представить, что она грохнулась бы на бытовые весы, то в момент падения они бы показали, пожалуй, килограммов сто. Но скорее всего – рассыпались бы от удара. Ну а масса нашей гантели всегда неизменна – и когда она лежит на полке, и когда летит с 22-го этажа, и когда бьется о весы. Все равно три килограмма.

Так вот. Была такая история с весом и с массой… Как-то раз одному сотруднику редакции руководство заказало материал — о подлом поведении мотоцикла при торможении. Исполненный энтузиазма наш герой и разразился огромной статьей, на целый разворот. Для убедительности и заодно для ясности и наглядности текст он дал в виде задачек — в статье будто бы вместе с читателями их решает. Физические задачки, простенькие. Там был мотоцикл, который надо было остановить на дороге — в горку, под горку и на горизонтальной прямой. Дело нехитрое, за седьмой класс общеобразовательной средней школы. Дольше всего наш Автор мучился со словами — тут вес, там масса, а в другом месте – наоборот, тут масса, там – вес, от повторов замучился избавляться. Надо ведь и чтоб красиво получилось, и понятно, и правильно. Так и сяк мучился, бедный, ночи не спал, однако к сроку написал. Сдал он рукопись с рисунками и успокоился.

А когда получил журнал и открыл свою статью, чтоб полюбоваться, то натурально обалдел! Если не сказать доходчивей. Там была чушь. Просто — полная чушь. То есть текст-то остался, да только кто-то взял — и слова «вес» вымарал. А вместо них рассовал «массу». Вот тебе и бессонные ночи! Выходило, что массы колес менялись на ходу, как хотели — где ж это видано?

Та самая страничка. С теми самыми поправками и с кляксой

И к тому же кто-то написал въезд в статью, особо напирая на то, что статья, мол, нашего автора, инженера, адресована тем, кто подзабыл школьный курс физики. У Автора уши неделю красные были от этого позора. На работе как только над ним не издевались, да и гаражные знакомые не упускали случая, чтобы шпильку подсунуть. Он краснел, готов был провалиться сквозь землю. Дошло до того, что на улице стал прохожих шарахаться, — все думал, едкости ему говорят, на статью намекая. Словом, жить стало просто стыдно.

Автор помчался в редакцию, искать виновника. Им оказался один ответственный работник, ему слово «вес» просто не нравилось на слух, «масса» на его взгляд звучит куда как солиднее. Автор помчался по инстанциям. Начальство покряхтело, но поставить поправку все же согласилось. Автор уселся за работу. И с ней изматерился больше, чем с самой статьей. Что можно было написать? …«В левой колонке на странице такой-то, в двенадцатой строке вместо «слова» масса читайте «вес». А на шестнадцатой читайте «масса». На двадцать пятой строке слева – «вес», в середине — «масса»… Поправка получилась чуть меньше самой статьи! Так вот, когда пришел следующий номер журнала, Автор стал искать поправку! Нашел… Оказалось, и ее отредактировали. Она стала несколько короче и звучала примерно так: при редактировании такой-то статьи произошла ошибка. Вместо слова «масса» везде следует читать слово «вес».

То самое опровержение. Фамилия зачеркнута неустановленным злодеем.

Ну а просак — это место, куда, бывает,  попадают. Иногда — дважды

11 ответов на Просак

  1. Это ничего, бывает… Жаль, конечно, бедолагу-коллегу Вашего от души. Но что там корректоры журнальные! Эта тенденция — путать бестолково величины скалярные и векторные — не чужда подчас и самим технарям. Я терпеливо в дипломе одного из моих подопечных исправлял индукцию на индуктивность и наоборот, потому что объяснять ему тонкости за день до рецензии и за четырнадцать дней до защиты поздно, раз за пять лет не освоил. Любопытно, но стрелочки в формулах он не забывал над нужными символами ставить. Рефлекторно, видимо, как собака доктора Павлова.

  2. Под словом «диплом» я подразумевал «дипломная работа», а не сам документ о получении образования и присваивании квалификации.

  3. Я догадался, что дипломная работа :-)
    А почему она так позно предъявил пояснительную записку — за две недели до защиты?

  4. Потому что:
    1) — Рецензенты часто не помнят о том, что они таковыми обязывались быть и уезжают в командировки;
    2) — Дипломники даже на пороге события, изменяющего их качество, не изменяют дурной общестуденческой привыке делать всё в последний срок. Если и существовали даты представления работы более ранние — господа соискатели их пропустили, поскольку не были готовы. 😎
    Вот, собственно, основной набор причин.

  5. Ну да, то и другое мне знакомо. Но все же срок маловат не смотря на озвученные причины. Впрочем, они могли сработать и одновременно :-)

  6. Привет Эдуарду Конопу!

  7. Вы знакомы? От кого передать-то?

  8. Просто имею огромную подшивку журналов «ЗР»

  9. Непременно передам. Да Вы сами можете с ним связаться. Почту дать? :-)

  10. Нет причины беспокоить

  11. Да ладно, ему будет приятно.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *